RSS
» » Сергей Калугин: «Открыть глаза себе ты можешь только сам»
Категорія: ІНТЕРВ'Ю Автор: admin

В предверии концерта группы "Оргия Праведников" в Киеве 5 апреля лидер коллектива Сергей Калугин любезно согласился пообщаться и ответить на накопившиеся вопросы...

— Когда ты начал писать?

— Здесь может быть масса вариантов ответа. Например, я могу рассказать, когда я написал первое стихотворение, могу рассказать, когда я написал свою первую песню, а могу и рассказать, когда написал первую песню, которую не стыдно послушать. Что тебя интересует?

— Когда произошло творческое становление? Когда ты осознал, что у тебя тяга к этому? Когда начал писать и оформлять свои мысли?

— Лет с 12-ти. Меня на это дело подсадил отец. Помню, у нас с ним был долгий ночной философский разговор. Это и был тот ключевой момент, когда мне захотелось каким-то образом выражать свои мысли, фиксировать их в литературной форме. Мне было, в общем-то, всё равно, проза или стихи. Но это был как раз тот момент пробуждения духа. Честно говоря, отец сыграл роль такой повитухи, которая приняла философские роды. Знаешь, есть такое представление, что в ребёнке в 12-13 лет просыпается дух. До этого он обладает только животной душой, а в возрасте 12-13 лет в нём пробуждается человеческое. И в этом возрасте я и начал ковырять что-то такое высокопарное. Вот. А где-то лет в 16 написал первую песню, за которую до сих пор, в общем-то, нестыдно. Ну и с этого момента понеслось.

— А какая песня?

— В это время я был влюблён в творчество Высоцкого и подражал ему. Песня была посвящена его смерти — это 83-й год получается.

— И с этого момента ты начал писать много…

— Ну я много никогда не писал. 2-3 песни в год. Иногда больше, иногда вообще не писал. Но более-менее регулярный процесс начинается с этого момента. До этого я играл на гитаре, пел песни Окуджавы. Собственно говоря, что было ещё тогда петь? Окуджава — Высоцкий, Высоцкий — Окуджава, плюс к этому какие-то зарубежные композиции (что доходило). Ну и рок – это была вообще отдельная сфера моих интересов. Ну начиная с этого момента, более-менее регулярно писал. Потом был большой перерыв, связанный с тем, что такая «подвысоцкая» стилистика себя исчерпала и новая ещё не пришла.

— А что тебя вдохновляет?

— Понятия не имею. Не знаю, правда. Ну просто, время от времени, приходит какое-то состояние, которое, я понимаю, должно быть выражено. Вот. И я его выражаю.

— О песнях. Бывает так, автор закладывает в свою песню скрытый смысл. А у тебя этих смыслов несколько. Трактовать можно по-разному. Ты черпаешь свои тексты из разных авторов, разной духовной, религиозной, философской литературы. Как ты к этому приходишь? Прочитал какую-то книжку и написал песню?

— А ты знаешь, бывает и так. Вот шутили, что по песням БГ можно понять, что он в данный момент читает. Вот. Да, то есть внешние впечатления — это повод. Собственно, мы вот сейчас едим борщ, он нам даст энергию. Понятно, что что-то из этого борща уйдёт в шлак, а что-то превратится в чистую энергию, которая даст силы двигаться и что-то делать самостоятельно. Вот то же самое в культуре — то, что сделали другие люди становится для тебя питанием, оно даёт силу и новые впечатления, которые потом преломляются. Т.е., можно говорить, что вдохновение идёт из 3-х источников: первое — это твоя собственная жизнь и события в ней происходящие; второе — это события и мысли других людей, которые узнаются посредством произведений искусства; ну и третье — это какие-то внешние впечатления, которые, собственно говоря, и связаны с первым и вторым. Т.е. ты странствуешь по иным культурам и государствам посредствам книг или к примеру ножками ты ходишь по Венеции. Или ты с палаточкой в Карелию уехал. В любом случае, чтобы из тебя что-то вышло, сначала в тебя должно что-то войти. И поэтому книги здесь играют не последнюю роль.

— Я вот читала, что у тебя переломный момент произошел в конце 80-х гг., когда ты к вере пришел…

— Да, был такой момент. Ну ты понимаешь, до этого религиозного обращения наивысшей целью художника я мог себе представить только, что поэт в России больше, чем поэт. То есть, функции гражданина некие: обличение властей и прочие глупости. Вот. Потом обличать власть вдруг стало не надо, потому что государство рухнуло, стало ничего не понятно. И обличать стало нечего. Было ощущение страшного вакуума. Да и к тому моменту пришло еще полное непонимание происходящего: родные поумирали, государство, в котором жил — рухнуло, семья тоже развалилась. И я сижу и думаю: «А что все это таке меня окружает? Что это?» Соответственно, пытаемся найти некие корни, выйти к некой онтологии. Ну а тут, собственно, религии не миновать никак, потому что единственное, что говорит об онтологии — философия и религия. И в какой-то момент они смыкаются. Естественно, начался момент поиска, я начал штудировать всю возможную литературу, которая ко мне приходила.

— То есть, можно сказать, что твоя вера тоже вдохновляет в твоем творчестве.

— Ну я вообще веру и жизнь не разделяю. Это — одно и тоже. И даже те дурацкие песни, которые я писал, не имея никакого представления о религии, все равно содержат в себе жизнь. И вот если посмотреть на них углубленным зрением, то в них можно найти многое, о чем я писал после, будучи уже верующим человеком. Может, это было написано более плоско, но это факт. Ты видишь глубинные смыслы, которые располагаются за феноменами, или ты их не видишь. (Спасибо, кэп). А возможно, просто являешься одним из этих феноменов для кого-то другого.

— В принципе, об этом говорили святые отцы: вера и жизнь — неразделимы. Нельзя быть верующим только на Рождество и Пасху, а в остальные дни — нет. Нужно всю жизнь свою наполнить верой.

— Конечно. (И вообще, кэп — это я).

— Как тебе удается в песнях скрывать или совмещать несколько смыслов одновременно?

— Ну не знаю. (Я же кэп!). Мне интересно, прежде всего. Интересно делать нечто обьемное. Знаешь, в детстве все играли в «Секретики», особенно девчонки. В песочек закапываются цветочки, накрываются стеклышками, все это засыпается песком. И если раскопать — можно увидеть этот самый секрет. В общем-то, любовь к секретикам у человечества в крови. Иногда эти секретики и неосознанно получаются. А что, скажем, представляют из себя святыни в Иерусалиме? Это и есть «секретики». И туристы, которые не имеют представления о христианстве, очень радуются этим «секретикам», погружаются в них, не понимая, правда, их смысла. Вот и мне нравятся секретики в текстах, в музыке. Также это заранее приятно представлять, как будет радоваться человек, который «раскопает» и найдет этот секретик, обнаружит, что я там спрятал. Одновременно, это и внесение силы в произведение. Произведение, в котором этих секретиков нет, интуитивно воспринимается, как плоское и неинтересное. А вот если человек чувствует, что за всем этим что-то стоит, иногда даже не подозревая, что именно, вот тогда ему интересно.

— А есть у тебя такие песни по принципу: «Пою то, что вижу»?

— Ну в последнее время они стали появляться. Только, как ни странно, многими они воспринимаются, как какой-то большой, чудовищный секрет. Чем больше я стараюсь писать о том, что думаю — тем более секретным представляется этот формат. Хотя я там ничего совсем не скрываю. Просто с возрастом получается так, Биттлз говорили: «Понятно говорить о непонятном». И для того, чтобы адекватно отреагировать, нужно до них дожить. То есть, моя самая простая песня «По тонкому льду» — это нужно действительно прожить жизнь, потерять родных, ощущать, что смерть близка и тому подобные вещи. И не то, чтобы так, что любой 20-тилетний может выйти на улицу, попасть под грузовик — это не ощущается, это случайность. Но, когда каждая клеточка твоего тела начинает говорить: «Мужик! Скоро в дорогу. Пора собираться». Это ничем не передаваемое ощущение. Собственно, только так его и можно нарисовать. И я сильно сомневаюсь, что человек, не проживший опытную жизнь, не доживший до момента, когда клеточки стучат и говорят: «Пора собирать свой черный чемодан», может адекватно понять, о чем речь в этой песне. Умом, возможно, и может, а вот душой — вряд ли.

— Что для тебя есть творчество?

— Не знаю. Прежде всего, моя работа. Но у настоящего творчества есть 2 аспекта. Во-первых, это мастерство. Именно мастерство как владение формой. То есть, чувства у всех людей прекрасны, но если ты хочешь их выразить, то должен в совершенстве владеть неким искусством, посредством которого можешь это чувство передать другим людям. Поэтому чисто ремесленный фактор имеет огромное значение. Графомания — это и есть тот самый случай, когда чувства любого человека ничем не отличаются от чувств художника, но нехудожник выразить их не может. У него не получается, он не владеет формой. Это — первое. Второе — в том, что делает человек, должно быть как можно меньше от его, как принято называть, «эго». То есть, он должен, как в богословии говорится «изволиться Духу и идти за Ним». И ни в коем случае не вмешиваться в происходящее. То есть, бывают моменты паники, когда человек говорит: «Ой, а что я делаю? А правильно ли я делаю? Понравится ли это окружающим?». На это нужно забивать. Нужно максимально не мешать творческому процессу внутри себя. То есть, творчество никогда не бывает иллюстрацией взглядов человека. Сам человек — намного меньше, чем то, что он транслирует. И надо учиться как бы отходить в сторону и не мешать этому проявляться.

— Ну хорошо. Но ведь эта «трансляция» может быть не только от Бога…

— Нет. Понимаешь, дьявол всегда действует во имя свое. Бывает, человек транслирует свое «эго» — вот это и есть не от Бога. А если ты отошел в сторону и если действуешь не во имя свое, то это и есть, собственно говоря, творчество. Дьявол на творчество не способен в принципе. Он может только изгадить творческий посыл. И тогда мы сталкиваемся с такими искажениями, которые могут быть опознаны как демонические. Но само творчество — это хорошо. Как говорит Дионисий Ареопагит: «В мире есть только благо и больше ничего, кроме блага». Но бывает благо не на своем месте, то есть как бы нарушение иерархии. Грубо говоря, у инфузории есть благо бытия. И она жрет все, что ей попадется. Это — благо для инфузории. Но есть человек, который потенциально обладает намного большим количеством благ, начинает вести себя как инфузория — и я воспринимаю это как зло. Вот и все. Еще могу сказать, что зло не сущее, его нет. Зло — это отсутствие добра. Например. Что такое вывих? Это та же рука, тот же палец, но просто палец вывихнут. Он не на своем месте. Вывих — это не есть что-то сущее, это просто вывернутый палец. Поставь его на место и все будет нормально. Ведь дьявол — это самое несчастное существо. Когда он был ангелом, то обладал самым большим количеством благ. И осталось у него после предательства одно-единственное благо — благо бытия. Вот и все.

— Интересно. Но вернемся к теме творчества. На эту тему похожую идею излагал Константин Кинчев: «…а в груди звенят бубенцы — верь им».

— Да, все верно. Я с ним полностью согласен.

— Поскольку мы затронули тему творчества и заговорили о его смысле и значении в жизни человека, хотелось бы поинтересоваться вот еще чем: как известно, с советское время было торжество пролетариата, бытовало в некоторых кругах мнение, что рабочий класс приносит больше всего пользы. Появилась определенная категория людей, которые утверждали, что творчество — это ненужный аспект жизни. Вон рабочие трудятся на заводе, что-то производят, приносят пользу обществу, а творчество никакой пользы для общества не несет. И это касается не только творческих людей, а и тех, кто так или иначе связан с гуманитарными науками, так как эти науки так или иначе связаны с творчесвтом.

— Этих людей называют культурофобами. Основной транслятор у культурофобии — это люди, которые потенциально могли бы быть отличными художниками. Одним из самых ярких культурофобов, например, в истории Римской Церкви был Бернард Клервосский. Помнится, в монастыре Клерво была очень красивая галерея, покрытая какой-то фантастической резьбой. Собственно, она предназначалась для прогулок монахов и размышлений. Так он велел стесать всю эту красоту, оставить голые стены, чтобы вид этой галереи не отвлекал монахов от духовного. И, рассказывая об этом, Бернар Клервосский описывает эту галерею. Он буквально роняет каких-то пару, и вся эта галерея предстает в воображении, как будто она перед тобой. И ты понимаешь, что Бернар на самом деле, по своей природе — художник. Так как нехудожник не мог бы в нескольких словах описать явление так, что ну просто с галлюцинаторной ясностью встает перед глазами эта галерея. И, собственно говоря, уничтожая культуру, он пытался подавить в самом себе художника. Потому что считал, что художник мешает ему идти к Богу. Таким образом, он нападал снаружи на то, что точило его изнутри. И в этом смысле таким людям можно посочувствовать, их надо на самом деле опекать, объясняя, что в них есть творческий потенциал. Но, с другой стороны, это необходимый период. То есть, человек с творческим сознанием склонен возвышать это начало в себе и считать, что оно — это не самое высшее, что есть в человеке, а есть все-таки вещи повыше. И нужно в какой-то момент уметь «отодвинуть» это в сторону, сказав: «Отойди в сторону, не мешай. Подвинься, дорогое мое дарование, я сейчас более важными вещами занят». И в этом смысле можно сказать, что это период, когда человек борется с художнической, творческой гордыней в себе.

— В декабре ты посетил нашу страну, только уже не в качестве музыканта, а в качестве оратора. Формат мероприятия был необычным, встречи проходили в форме бесед с твоими слушателями. Мероприятие это носило название «Несло». Расскажи о своих впечатлениях, ведь это впервые тебя целенаправленно пригласили для того, чтобы послушать не твои песни, а для общения с тобой.

— Мне понравилось. Вообще, беседа — это такой хороший волейбол. Раньше, как я помню. Очень многое ставилось на философские книжки. Думал: вот сейчас я это прочту и пойму, как оно все есть. Вот опять-таки к вопросу о том, как начинается культурофобия. В какой-то момент этот этап происходит. Ты как бы «проходишь» через книжный период. Но в результате ты не получил от книг того, что ожидал. Ты ожидал, что тебе сейчас они зримо явят твое собственное бессмертие и ответят на все вопросы. А в результате ты по-прежнему задаешь вопрос за вопросом и ни куда это недоумение не делось. Но в тот момент люди начинают выкидывать книги. А не нужно было возлагать на них таких надежд. Ведь это — всего лишь книги, их написали люди такие же, как и мы. Там не будет ничего сверхчеловеческого, надчеловеческого. И выкинуть книги — это ведь делается все в сердцах. Потом можно их и обратно притащить. И уже не ждать от них того, чего они тебе в принципе дать не могут. А спокойно читать и радоваться тому, что люди тоже жили, тоже думали. Так и беседы. Нормальная беседа — это когда один прикидывается, что не понимает, другой прикидывается, что отвечает. А потом — наоборот. В результате возводится такое вот произведение искусства, которое называется беседа. И если ты намерен вести беседу в надежде на то, что тебе нечто откроется, то ошибаешься. Открыть глаза себе ты можешь только сам. Для этого подобные беседы совершенно не нужны. А если вести беседу как контролируемую глупость, то оно и хорошо. Для этого я и приезжал. И подобные беседы мне самому очень интересны.

— Спасибо огромное. Нам было тоже интересно тебя послушать.

Вероника Катрук

Читати ІНТЕРВ'Ю > Сергей Калугин: «Открыть глаза себе ты можешь только сам»

{photos}
  • 100
27.03.2012, 09:29 Переглядів: 1393 Коментарів: (0)
Шановний відвідувач, Ви зайшли на сайт як незареєстрований користувач. Ми рекомендуємо Вам зареєструватися або увійти на сайт під своїм ім'ям.

Додавання коментаря

Ваше Ім'я:*
Ваш E-Mail:*
Коментар:
Напівжирний Нахилений текст Підкреслений текст Перекреслений текст | Вирівнювання по лівому краю По центру Вирівнювання по правому краю | Вставка смайликів | Прихований текст Вставка цитати Перетворити вибраний текст з транслітерації в кирилицю
Введіть два слова, показаних на зображенні: *

Ukrainian Russian Belarusian English Polish French German Italian Spanish


Найпопулярніше

Партнери

  • АНШЛАГ - заказ, бронирование, доставка билетов
  • Интернет-билет: сервис продажи билетов на развлекательные мероприятия. Спектакли, концерты, шоу, цирк
  • Заказ билетов, Афиша, на концерты, театр, цирк в Киеве, е-билеты, бронирование, доставка
більше лінків
наша кнопка:
Український / украинский рок-портал ROCK-UA.COM


Реклама

100% records, 4Tunes, A4stazy, ARHEY, AtmAsfera, Cover, CriSiS, Crystal Hall, delia, DIMICANDUM, Dionis, EP, F.R.A.M., Flёur, General Music, GRIMFAITH, Infinite Tales, metal, Moria, Mysterya, party, Pitt Madison, Rising, Route 66, Stereo Plaza, Sunrise, Suzanna ELPy, SЮR BAND, Witch Hunter, інтерв’ю, АУКЦЫОН, Арагон, Ария, Біла Вежа, Бінго, Барви, Барвы, Безпека, Бинго, Бочка, Бумбокс, Бурбон, Восьмий день, Гайдамаки, Дворец спорта, Жители Солнца, Киев, Ленін, Ляпис Трубецкой, Мельница, Монолит, Обійми Дощу, Океан Ельзи, Олег Скрипка, Оргия Праведников, Прайм, Пропала грамота, Ренесанс, Сад, Славянский Рок, ТаРута, Филин, Цензор, Штольня, Штольц, акустика, альбом, відео, вечеринка, видео, гитара, голосування, день народження, день рождения, журнал, звіт, интервью, кліп, клип, клуб, клуб Ленин, клуб Прайм, конкурс, концерт, отчет, пісня, портал, презентація, презентация, программа, проект, рок, сайт, сингл, сольник, тур, фестиваль, фото, фотозвіт, юбилей

Показати всі теги

Теги сайту